Мильтиад

Сбор средств на перевод

Наше видение: бесплатное историческое образование для всех в мире на всех языках. Это действительно высокая цель, но это не помешает нам работать над ее достижением. Чтобы добраться туда, нам нужно перевести... много! Пожалуйста, сделайте пожертвование сегодня и помогите нам оказать поистине глобальное влияние. Спасибо вам большое!
$2052 / $3000

Определение

Joshua J. Mark
, переведено Anastasiia Rudkovska
опубликовано на 23 Февраль 2016

Оригинальный текст на английском языке: Miltiades

Miltiades (by Dimitris Kamaras, CC BY)
Мильтиады
Dimitris Kamaras (CC BY)

Мильтиад (ок. 555-489 гг. до н.э.) был афинским полководцем, победившим персов в Битве при Марафоне в 490 г. до н.э. Грекам предстояла битва с персидскими силами под предводительством главнокомандующего Датиса, в разы превосходившими греческие. Персидский полководец был послан королем Дарием I (549-486 гг. до н.э.) с целью завоевать и подчинить Грецию. Во время битвы Мильтиад понял, что традиционная греческая военная стратегия никогда бы не преуспела в сражении с несоизмеримо большим войском персов и предпринял абсолютно неожиданную тактику, совершенно разрушившую персидский строй, приведя к победе греков и сохранив Грецию от господства персов.

Ранние годы и правление

Мильтиад был сыном Кимона Афинского, аристократа и возницей, известного своими успехами на Олимпийских играх. Кимон был членом богатого и влиятельного рода Филиадов, в следствии чего, Мильтиад был воспитан лучшими учителями и с детства готовился к успехам в политике. Он унаследовал царство в Малой Азии в двадцатилетнем возрасте после смерти брата Стесагора, умершего, не оставив наследников. Это королевство находилось в Херсонесе, севернее от местоположения древней Трои, и было весьма процветающим владением семьи Мильтиада. Местное население было недовольно продолжительным правлением Филиадов до смерти брата Мильтиада. Тем не менее, их надежды на самоуправление после смерти короля, не оставившего преемников, не увенчались успехом.

в отличие от своего дяди и брата, Мильтиад видел, что нужно было изменить, и сделал это; таким образом быстро закрепив свое правление королевством.

Когда Мильтиад прибыл в Херсонес, он знал о предстоящих ему проблемах и ожидал утомительных визитов старейшин общины, которые будут постоянно пытаться хитрить и манипулировать им. Мильтиад не мог позволить им тратить свои время и энергию. Поэтому, когда он поселился в своем новом дворце, он закрыл все двери и ставни и отказался выходить на улицу, действуя так, будто оплакивает смерть брата.

Когда херсонесские старейшины пришли к нему домой группой, чтобы выразить свои соболезнования в связи с его утратой, Мильтиад приказал своим охранникам арестовать их по обвинению в измене. Старейшины были заключены в тюрьму, и Мильтиад приступил к управлению своим новым королевством без дальнейшего вмешательства или раздражения. Греческий историк Геродот утверждает, что, в отличие от своего дяди или брата до него, Мильтиад видел, что нужно было сделать, и сделал это; таким образом быстро закрепив свое правление королевством. Он вскоре укрепил свое положение, женившись на фракийской принцессе по имени Гегесипил, дочери соседнего царя Олоруса, заключив союз против любых проблем в будущем.

Мильтиад как вассал Персии

Мильтиад избегал неуспешных тактик своих дяди и брата, и показал себя эффективным правителем. Он нанес поражение скифским захватчикам, которые совершали регулярные вторжения в королевство, завоевал острова Лемнос, Имброс и Тенедос для Афин, что значительно повысило как его личный статус, так и статус королевства. В 513 г. до н.э. вторгся Дарий I, и Мильтиад сдался, приняв свое новое положение вассала Персидской империи. В этом качестве у него не было другого выбора, кроме как присоединиться к своему новому правителю в походе против скифов, а затем против греческих колоний в Малой Азии. Эти колонии восстали против персидского правления в 499 г. до н.э., и Мильтиад тайно поддерживал их и помогал в распределении дальнейшей помощи из Афин.

Впоследствии успешного подавления восстания персами в 495 г. до н.э., предательство Мильтиада было раскрыто, и он бежал в Афины в поисках безопасности. Его сын Метиох был захвачен персами в это время, но, поскольку он происходил из знатного дома бывшего вассала, его жизнь была сохранена, и он комфортно жил в качестве принца в Персии. Мильтиад успешно уклонялся от преследований финикийскими союзниками Дария. Он прибыл в Афины с остальной частью своей семьи, где его встретили, но затем почти сразу же предъявили обвинение в тирании, проистекающей из его правления в Херсонесе. Афиняне отвергли обвинения как сфабрикованные персидскими сторонниками, и Мильтиад с семейством начали комфортную жизнь высшего класса Афин.

Персидское вторжение

Дарий I не мог вынести высокомерия афинян и оскорбления вследствие восстания колоний. Он отправил послов в греческие города-государства с требованием подчинения их персидскому начальству. Почти все греческие государства отказались повиноваться, кроме острова Эгина, который стал вассальным государством Персии. Эгина, расположенный между Пирей, портом Афин, и Коринфом, важным торговым центром недалеко от Спарты, как вассал Персии, угрожал торговле обоих упомянутых государств. Афины и Спарта потребовали, чтоб Эгина отозвала клятву перед персидским царем, но получили отказ. Напряженность между городами-государствами разгорелась и дала Дарию оправдание, необходимое для вторжения в Грецию, чтобы защитить своего нового вассала. Дарий знал, что Афины стояли за восстанием и, конечно же, что они приветствовали Мильтиада. Дарий послал своего полководца Мардония на север Греции, где он завоевал македонский регион в 492 г. до н.э., но не имел достаточно людей и ресурсов, чтобы двинуться на юг, к самим Афинам. Затем Дарий решил вторгнуться в материковую Грецию и напрямую разрушить Афины, устранив любую дальнейшую угрозу своему контролю над Малой Азией и отомстив за причиненное Афинами оскорбление.

Война между Грецией и Персидской империей часто ошибочно изображается строго через призму национальных признаков, полагая персов на одной стороне конфликта, а греков - на другой. Как показывает пример Эгины, греческие города-государства не были объединены как нация, и было много греков, выступавших в защиту единства Персидской империи. Хотя это может показаться странным, что греки предпочли бы персидское правление, следует помнить, что Персидская империя была величайшей из известных миру в то время, пока греческие города-государства имели статус небольших независимых политических единиц и непрерывно сражались друг с другом.

Не существовала национальная греческая армия, экономика и даже культура; каждый город-государство считал себя отдельной нацией. Персия предлагала гораздо более стабильную и всеобъемлющую социальную структуру, чем города-государства Греции, что было ценным для значительного количества греков. Когда персы вторглись в Грецию в 490 г. до н.э., они сначала добились успеха благодаря информации, предоставленной греческими сторонниками. Персы быстро захватили стратегически важный остров Наксос, затем Делос, а затем Эретрию, ворота которой открыли им персидские сторонники, и затем были в готовы вторгнуться на материк в порту, известном как Марафон.

Подготовка к битве

Греки поспешно мобилизовали свои силы, чтобы отразить вторжение, но, как обычно, им не хватало сплоченности, поэтому единой армии под рукой не было. Афинская армия гоплитов была набрана из числа граждан и быстро достигла полной готовности, но из других городов-государств лишь платейцы присоединились к сопротивлению с силой в 400 человек. Спартанцы не могли участвовать из-за религиозного ритуала (хотя они и обещали вскоре присоединиться), а у других городов-государств были свои обязательства и проблемы. Мильтиад был одним из десяти генералов, командовавших преимущественно афинскими войсками, которые в конечном итоге двинулись навстречу персам. Каждый день один из генералов принимал на себя верховное командование армией, а полемарх (военный советник) по имени Каллимах, который не был одним из десяти, наблюдал за операциями и давал советы и решения по планам сражений.

Персидские силы под командованием Датиса насчитывали более 20 000 пехотинцев с дополнительной конницей и другими подразделениями, включая лучников. В их состав также входили отборные формирования воинов, известные как Бессмертные, названные так потому, что, когда один из них падал, его место немедленно занимал другой. Бессмертные считались непобедимыми. Греки, с другой стороны, могли собрать только 10 000 пехоты и не имели ни кавалерии, ни лучников. Равнины Марафона были плоскими и хорошо подходили для кавалерийской атаки. Земля также способствовала персидским лучникам, в противовес греческой пехоте.

Greek Hoplite
Греческий гоплит
Johnny Shumate (Public Domain)

Историк Келли ДеВрис отмечает, что, «когда афиняне увидели огромные размеры персидских войск в Марафоне, они поколебались в своем решении сражаться с ними там. В военном совете возник спор между теми, кто выступал за отступление, по крайней мере, до прибытия спартанцев, и желающих сражаться » (46-47). Говорили, что Спарта идет в поход, и в любой момент могут прибыть дополнительные силы; некоторые генералы утверждали, что поэтому им следует отложить любые действия. Другие командиры указали, что любая традиционная атака через открытую местность в Марафоне, с подкреплением или без него, будет чрезвычайно сложной из-за силы персидской кавалерии и возможностей для лучников. Они утверждали, что чем дольше они спорили, тем сильнее укреплялись позиции персов, и следует без промедления начать атаку.

Мильтиад поддерживал последний план, и историки предполагают, что он, возможно, был мотивирован местью за то, что был изгнан из своего королевства Дарием. Предложение дождаться прибытия подкрепления из Спарты было разумным, и, как оказалось, спартанцы вышли на Марафон на следующий день после битвы. Также было отмечено, что Мильтиад решил начать атаку в тот день, когда он станет верховным главнокомандующим и таким образом получит славу решающей победы. Его желание отомстить было бы понятно, но это желание как единственная причина настаивать на нападении является всего лишь предположением. Мнения генералов о том, атаковать или задерживать, разделились - пять голосовали за атаку и пять - за ожидание - пока Мильтиад лично не обратился к Каллимаху с просьбой вынести решение о прекращении ничьей. Геродот сообщает, что Мильтиад тщательно объяснил ситуацию Каллимаху, сказав:

Если мы не будем сражаться, треволнения в Афинах усилятся и поколеблют решения населения, и тогда, я боюсь, они подчинятся персам. Но если мы начнем сражение до того, как среди наших граждан проявится какое-либо расстройство, позвольте богам ниспослать нам честное сражение, и мы сможем победить врага. Этот вопрос полностью находится в Вашей власти. Вам нужно только прибавить свой голос к моей стороне, и Ваша страна будет свободной, и не только свободной, но и станет первым государством в Греции. Если же Вы предпочитаете отдать свой голос тем, кто откажется от боя, последует обратное (Истории, 6.109).

Это убедило Каллимаха и армия под командованием Мильтиада начала подготовку к атаке. Однако проблема того, как именно подойти к персам, оставалась нерешенной. Чтобы достичь персидских позиций, греки должны были бы преодолеть более 1,6 км открытой местности, незащищенными от персидских лучников и конницы. До Мильтиада дошли слухи, что персидская кавалерия в основном была отправлена на корабле для атаки на Афины, пока греческая армия находилась в Марафоне. Оставшаяся кавалерия составляла лишь малую часть большей силы, ранее противостоявшей грекам. Мильтиад понимал, что это было идеальное время для удара.

Битва при Марафоне

На одиннадцатый день противостояния Мильтиад отдал приказ армии изменить традиционное формирование и рассредоточиться тонкой линией, вероятно, в три человека глубиной, поперек противостоящей линии персов. Традиционно греческие гоплиты представляли собой густо сгруппированную фалангу воинов, которые неуклонно шли вперед под ритм барабанов и звуки флейт. Мильтиад внес кардинальные изменения: музыки не было, а центр линии стал самым слабым местом. Историки спорят о том, был ли слабый центр преднамеренным или просто результатом плана Мильтиада протянуть свою линию по длине гораздо более крупного персидского фронта. Наиболее вероятно, что Мильтиад намеренно ослабил свой центр, чтобы втянуть персов в ловушку, которую затем закрыли греческие левое и правое крылья.

Когда его люди заняли позиции, он приказал им бежать как можно быстрее через равнину и атаковать персов. Когда персы увидели их приближение, они заметили только слабую центральную секцию, безумно мчащуюся по пляжу, и подумали, что греки, должно быть, сошли с ума. Они были так удивлены, что у них не было времени мобилизовать и разместить своих лучников, а с отъездом кавалерии персы также потеряли это преимущество. Греки врезались в персидский строй, нанеся серьезные повреждения, но персы нанесли ответный удар, сломав греческий центр.

Battle of Marathon, 490 BCE
Марафонская битва, 490 г. до н.э.
Dept. of History, US Military Academy (CC BY-SA)

Теперь персы были уверены в победе и продолжали наступление, не зная, что в этом и заключался план Мильтиада. Теперь он приказал крыльям своей армии сомкнуться в центре, сдавив персов между собой. Персидские войска бежали за своими кораблями, и, хотя некоторым удалось спастись, большинство было убито, а корабли были взяты в плен. Битва при Марафоне была выиграна, и Греция была спасена от персидского владычества. По словам Геродота, афиняне потеряли в битве 192 человека, а персы потеряли 6400 человек. Хотя числа Геродота неоднократно подвергались сомнению многими историками на протяжении веков, нет сомнений в том, что эта битва была великой победой для греков.

На следующий день прибыли спартанцы и поздравили афинян, но у Мильтиада не было времени для празднования. Он знал, что сторонники Персии планируют передать Афины врагу и что персидские войска стремительно приближаются к городу. Мильтиад с войском поспешно вернулись в Афины и в боевом строю ожидали прибытия персидского флота. Персы поняли, что греки перехитрили их, и отплыли домой.

Последствия и наследие

Война была выиграна, но креки в таких городах-государствах, как Эгина и Киклада, все еще были на стороне персов. Теперь, когда Афины были в безопасности, Мильтиад повел свою армию против островов Киклады, но потерпел поражение, был ранен в ногу и вышел из строя. После битвы его вернули в Афины, где его обвинили в государственной измене и заключили в тюрьму. Его прежние заслуги пред афинянами были забыты из-за разочарования в результате его сокрушительного поражения. В тюрьме его раны не лечили, и он умер от гангрены. Его тело было похоронено в гробнице в Марафоне, рядом с павшими в битве соратниками. Спустя годы это место хранилось в почете, но в итоге было забыто. Келли ДеВриз пишет:

Если бы кто-то посетил место битвы всего за год до того, как современные Олимпийские игры вернулись в Афины в 2004 году, его встретил бы сломанный монументальный постамент, граффити, нарисованные аэрозольной краской на всех рукотворных поверхностях, и музей, весьма редко видевший посетителей. Поле битвы, на котором, возможно, произошла величайшая битва в истории Древней Греции, не только игнорировалось, но и все оно, кроме двух могильных курганов, подвергалось жестокому обращению (38).

Осенью 2010-го года это место было очищено и отреставрировано в рамках подготовки к 2500-летию битвы. Оно до сих пор продолжает оставаться популярной достопримечательностью. Марафонская битва остается одной из самых важных и часто изучаемых/цитируемых в Древней Греции. Маловероятная победа сущетвенно меньшего греческого отряда, а также решимость и воображение их лидера веками вдохновляли людей во всем мире. Хотя смерть Мильтиада в тюрьме вряд ли была достойна великого героя Марафона, более поздние поколения признали его заслуги и подняли его имя до легендарного статуса. Сегодня его статуя стоит возле могил его людей на равнинах Марафона, где он победил могущественную армию Персии и спас свою страну. Десять лет спустя персы снова вторгнутся в Грецию в 480 г. до н.э. с еще большей силой и снова будут побеждены греками, которые все еще помнили победу при Марафоне и генерала, победившего в тот день вопреки всему.

переводчик

Anastasiia Rudkovska
Anastasiia is majoring in Politics, Economics and Mandarin at University College London. As an Ancient Greek History and Ancient Roman Architecture enthusiast, she carries out academic translations in Russian, Spanish, English and Ukrainian.

автор

Joshua J. Mark
Джошуа Дж. Марк - писатель-фрилансер, бывший профессор философии Колледжа Марист, Покипси, штат Нью-Йорк. Несколько лет жил в Греции и Германии, объездил весь Египет. Преподавал историю, писательское искусство, литературу и философию в колледже.

Цитикуйте эту работу

Стиль АПА

Mark, J. J. (2016, Февраль 23). Мильтиад [Miltiades]. (A. Rudkovska, Переводчик). World History Encyclopedia. Получено из https://www.worldhistory.org/trans/ru/1-13401/

Чикагский стиль

Mark, Joshua J.. "Мильтиад." Переведено Anastasiia Rudkovska. World History Encyclopedia. Последнее изменение Февраль 23, 2016. https://www.worldhistory.org/trans/ru/1-13401/.

Стиль MLA

Mark, Joshua J.. "Мильтиад." Переведено Anastasiia Rudkovska. World History Encyclopedia. World History Encyclopedia, 23 фев 2016. веб. 08 дек 2021.